Игры про форсаж 3

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


про игры форсаж 3

2017-10-17 07:31 Игры про выживание весьма популярны среди ребят Для того чтобы выжить, необходимо




В качестве ответа на санкции, введённые Германией, Дмитрий Медведев переименовал свой служебный "Мерседес" в "Жигули".


Вред от курения абсолютно не зависит от того, курит ли врач, рассказывающий вам о вреде курения.






В сырой тюрьме, на западе Парижа, Еще опасен, но разоружен, Сидит один московский хакер Миша, За то, что крупный банк ограбил он. Насильно стрижен, в полосатой робе, С мишенью круглой сзади на спине, Клопов считает в каменной утробе, Программы пишет мелом на стене. То вдруг погладит грязный коврик с пола, То тихо плачет, если видит мышь, Грозит убить козлов из Интерпола, Лет через двадцать где-то, правда, Миш? Пробрался в банк со спутника в Анголе, Ушел сетями африканских стран, Сжег все дискеты, где держал пароли И нагло сбросил спутник в океан, Уже на дно залег, а не на нары, Уже почти в тайге укрылся, но... Они его поймали на Канарах, Когда сорил деньгами в казино. Его пытали зверски, как в гестапо, И на глазах разбили Celeron, А он все вынес, съел четыре кляпа, И предлагал буржуям миллион, Его по морде били, как скотину, А он, святой, возьми им да скажи: "Но пасаран! Несите гильотину!" Но принесли ему детектор лжи, И лишь тогда поверили шпионы, Промыв его бесценные мозги, Что он украл семнадцать миллионов, Чтоб заплатить провайдеру долги. И вот он, бит, с распухшей головою, Лежит в углу, свернувшись калачом, Когда придут охранники с едою, Ни ест, ни пьет, ни просит ни о чем. Молчит на все тюремные запросы, Совсем завис - ни мертвый, ни живой, Но поднесут к нему дискету с DOSґом, И он на запах дернет головой, Застонет: "Пива, пива дайте, гады!" И поползет к открывшейся двери, За что жандармы бьют его прикладом: "Мишель-то наш живой еще, смотри!" Уйдут они, бездумно повторяя Наш русский мат, что слышится в тиши, На всю тюрьму пространно рассуждая О красоте загадочной души... Но лишь шаги их стихнут в коридоре, Он вдруг с земли подскочит, жив-здоров, Бежит к двери, забыв про боль и хвори, Забыв про все советы докторов, Чуть подождав, покуда злость остынет, К двери холодной ухом припадет, Тяжелый камень в стенке отодвинет: За ним давно прокопан тайный ход! Откуда знать в Париже Интерполу, Что без e-mailґа Мишке не впервой - Еще весной донес почтовый голубь В двоичном коде весточку домой, Уже отвертку сделал он из вилки, Уже ломает друг тюремный сайт, Уже нашел он в маминой посылке Буханку с Intel Pentium Inside. И заключенных больше не тревожит Глубокой ночью странный ровный стук: Пускай не спал три месяца, но все же Собрал в неволе новый ноутбук. И с замираньем сердца снова вышел В такой родной до боли Интернет, Где через час, обычным кликом мыши Сумел скосить свой срок на десять лет, Прислал письмо: "Встречайте, мама. Еду", Дал выходной охране до зимы, Пустил метро до камеры соседа И продал дом начальника тюрьмы, Сумел создать подпольную ячейку, Послал сто грамм друзьям на Колыме, Стал чемпионом Франции по Quakeґу - Забылся зэк, что он сидит в тюрьме, Летает он, как свежий вольный ветер - Доступно все, о чем не мог мечтать, Он побывал повсюду на планете, И никуда не хочет убегать, Уж не грустит по Родине, по маме. Вот только что-то изменилось в нем: Он слишком странно смотрит вечерами В экран с цветным решетчатым окном... (c) Леонид Коновалов


(Историей Коршуна про грамотную тактику применения пулеметов «Максим» в обороне сибирскими дивизиями навеяло. К сожалению в пересказе, со слов уже моего покойного бати /царство им с дедом небесное и вечная память! Но, надеюсь, не слишком далеко от истины.) Отца бати, т.е. моего деда, видимо, недаром родители в начале прошлого века нарекли Александром и на Отечественную призвали, наверное, из-за возраста, только 1942 году. Поставили "новобранца" 2 номером в пулеметный расчет «Максима» (дед и 1 номером неплохо бы справился, памятуя хороших учителей из земляков-дутовцев, научивших когда-то подростка правильно обращаться с «Максимом», но об этом, конечно, даже не заикнулся…) Привезли их под Сталинград в поселок на высоком берегу Волги. Позиция была удачная для обороны: господствующая и не имела скрытых подходов. И вот он впервые увидел немцев. На окраину заехали грузовики, из длинных кузовов начали прыгать солдаты в незнакомой форме и вдруг начали орать,обниматься, плясать: перед ними была Волга – победа и конец войне для солдат прошедших всю Европу… Наши начали стрелять. Немцы тут же рассыпались и пошли в атаку. «Максим» тоже открыл огонь. Да только атакующие, судя по всему опытные фронтовики, даже не пригибаясь от свистящих над головой пуль, быстро приближались к нашим позициям. Оказывается,1 номер, молодой солдат, видимо от волнения, излишне давил на гашетки, что каждый раз при стрельбе чуть чуть задирало ствол... Дед смотрел, смотрел на это дело и на приближающихся немцев, наконец решился: оттолкнул молодого, сам взялся за гашетки и первой же очередью зацепил вражеских солдат. Почувствовав опытную руку, цепь залегла и попыталась продолжить атаку перебежками. Да не того напали! Советский пулеметчик удачно угадывал, где именно сейчас поднимутся враги с соответствующим для них результатом… Короче, вермахт не выдержал: отошел. После чего начал издалека бить минометами по позиции пулемета. Дед запретил молодому перетаскивать тяжелый пулемет и они быстро спрятались в близкий каменный подвал. Миномет не пушка: немцы и не рассчитывали попасть в маленький с такого расстояния «Максим», а вот расчет зацепить осколками… Но как только обстрел более- менее прекращался и немецкие пехотинцы приближались, наши пулеметчики быстро выбегали из подвала и открывали огонь. И так - весь день, а вечером деда ранило… Поэтому дед говорил, что «по настоящему повоевал за всю войну только 1 день, а все остальное время служил «тыловиком», старшиной в артбатарее. Но это совсем другая история.